?

Log in

No account? Create an account

Крыса из нержавеющей стали

идеальные обстоятельства

Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
Счет на миллиарды: что произошло с экономикой России за два года санкций
stainlesstlrat
Санкции против России

Два года назад против России были введены первые экономические санкции: 20 марта 2014 года США внесли в черный список четырех бизнесменов из «ближнего круга» президента Владимира Путина и банк «Россия» с активами на $10 млрд. За это время под санкции США, Евросоюза, Канады и других стран попали более сотни людей и еще больше компаний и организаций, а крупнейшие госбанки и нефтегазовые компании оказались изолированы от западных рынков капитала и импортных технологий.

А вот финансовые санкции сразу произвели максимальный эффект: внешние рынки капитала для российских компаний по большей части закрылись вскоре после присоединения Крыма, а правительство никак не может вернуться на рынок суверенных евробондов.

Финансовые санкции имеют не только прямой эффект, но и косвенный — «в виде сокращения прямых иностранных инвестиций, снижения возможностей для заимствований не попавшими под санкции компаниями и банками и уменьшения притока капитала на рынок госдолга», следует из статьи Евсея Гурвича и Ильи Прилепского из Экономической экспертной группы (ЭЭГ), опубликованной в «Вопросах экономики» в январе 2016 года. Если в досанкционном 2013 году российские эмитенты привлекли за счет еврооблигаций $46,4 млрд, то в 2014-м только $10,4 млрд, а в 2015-м — чуть более $5 млрд.

В результате внешний долг России (государство, банки и компании) сократился с начала 2014 года на 29% (с $729 млрд на 1 января 2014-го до $515 млрд на 1 января 2016-го) — это «обратная сторона» санкций, и это «в принципе положительная вещь», говорил Владимир Путин в декабре.

С другой стороны, именно финансовые санкции стали «спусковым крючком» для проблем Внешэкономбанка, которые могут обернуться тяжелой нагрузкой для бюджета, признал в начале марта бывший глава ВЭБа Владимир Дмитриев. «Вы поймите, если бы не было санкций, никто не обратил бы внимания на ВЭБ, на проблемы ВЭБа», — сказал он. Потребности ВЭБа, с 2014 года терпящего убытки, оцениваются в 1,7% ВВП, его внешний долг составляет около $20 млрд, а рефинансироваться на Западе больше нельзя.

Теперь ВЭБ косвенно причастен к тому, что и российское правительство, не находящееся под санкциями, не может привлечь деньги на Западе. В начале февраля Минфин позвал два десятка зарубежных банков принять участие в организации первого с 2013 года выпуска суверенных евробондов в объеме до $3 млрд. Но сначала власти США рекомендовали своим банкам воздержаться от сделки, потому что деньги якобы могут быть переданы из бюджета подсанкционным компаниям, а затем и европейские чиновники в частном порядке выпустили аналогичное предостережение, написала в середине марта Financial Times, указав, что «очевидный кандидат на получение средств [в обход санкций] — это Внешэкономбанк».

7 августа 2014 года в ответ на западные санкции Россия ввела продовольственное эмбарго на набор товаров из ЕС, США, Норвегии, Канады и Австралии. 6 августа 2015 года его продлили еще на один год. В марте 2016 года премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что эмбарго будет сохранено до тех пор, «пока сохраняется внешнее давление». «Здесь иллюзий быть не должно. Если что-то продлевают, значит, будут получать в ответ это продление», — сказал Медведев.

«До 2014—2015 годов российская инфляция составляла порядка 6 с небольшим процентов, то есть мы стартовали с относительно разумной базы», — рассуждает Олег Шибанов. В 2014 году она достигла 11,4%, в 2015-м — 12,9%. Таким образом, возникла «надстройка» в 5—7 п.п. Почти все это изменение можно объяснить эффектом переноса из движения номинального обменного курса в инфляцию, объясняет эксперт. По оценкам Шибанова, около трети той дополнительной «надстройки» над 6-процентной инфляцией можно объяснить контрсанкциями, остальное — это влияние курса.

По результатам 2014 года Министерство экономического развития России оценивало, что вклад контрсанкций в годовую инфляцию (11,4%) составил около 1,5 п.п. (в январе 2015 года эффект усилился до 2—2,1 п.п.). При этом продовольственная инфляция в 2014 году была равна 15,4%, и в ней 3,8 п.п. — то есть почти четвертая часть итогового показателя — объяснялось влиянием контрсанкций.



  • 1
Госдура срочно примет закон (безо всяких обсуждений !), что самые верные друзья и соратники, пострадавшие от санкций могут получить компенсацию из бюджета - за счет еще более нещадной эксплуатации миллионов "ватников", которые будут очень рады, что сгодились своим хозяевам, пусть даже не в качестве "пушечного мяса".

вот эту длинную хуйню кто читать собирается?

так нафига ты комментишь, если не прочитал?

ну вот начнем с заголовка
это откуда?

Краткость - сестра ... не помню чья ...

Правильно ! Чего тут читать, да еще думать ? То ли дело Вовка вышел и коротко объяснил народу, "что нам санкций - только польза !"

Edited at 2016-03-21 11:23 (UTC)

Re: Краткость - сестра ... не помню чья ...

от хуепостера лотухи читать? ну сам и читай, если надо

Ещё чуть-чуть потерпеть, поднатужиться и земной шар будет признан кубом или призмой.
Ох, и каша у вас в голове.

Что теперь сделать? повесится?
Так уж повелось, когда становился бизнес, все друг друга знали. И сейчас руководство подавляющее большинства крупных контор знает друг друга лично. Еще когда конторы были не крупными... Бизнесу то всего лет 20-25 в РФ.


Потому что еще раньше все они работали в одной крупной "конторе" (про которую Евтушенко писал когда-то "... связался он с конторой, не связываться лучше бы с которой").

Зато как было бы здорово набрать кредитов, а потом внезапно понять, что нефть ни разу не отскакивает, процентная ставка растет, а отдавать еще больше, чем сейчас.

Итого, санкции Запада нанесли России меньший ущерб, чем дружба Запада нанесла ущерб Украине.
Даже внешний долг снизился, гы. А чо там у хохлов?

Только бы санкции не отменили, если бы не они, наши бы шевелиться не начали.

Обладая такими средствами, санкции как-то пох.
Та шта Крыс, зря переживаешь.

  • 1